АСПСП

Цитата момента



Ничто так не снимает сонливость, как чашечка крепкого горячего кофе, выплеснутая на живот.
Вот!

Синтон - тренинг центрАссоциация профессионалов развития личности
Университет практической психологии

Книга момента



— Наверное, Вы ничего-ничего не знаете, а стремитесь к тому, чтобы знать все. Я встречалось с такими — всегда хотелось надавать им каких-нибудь детских книжек… или по морде. Книжек у меня при себе нет, а вот… Хотите по морде?

Евгений Клюев. «Между двух стульев»

Читать далее >>


Фото момента



http://old.nkozlov.ru/library/fotogalereya/d4097/
Белое море

Обучение трансу через ассоциации

[Здесь Эриксон в течение 20 минут детально излагает историю болезни пациента, который написал пейзаж, увиденный им в гипнотическом трансе, и описывает связь этого пейзажа с его личностной динамикой. По-видимому, он говорит, обращаясь к Р., субъект сидит тихо, очевидно, уходя все глубже в транс.]

Что происходит при создании галлюцинаций, связанных с прошлым?

Сцена с С. как маленькой девочкой,

получающей удовольствие от того, что она давно забыла.

(Пауза)

Я хотел бы, чтобы эта сцена ожила,

обрела реальность.

И я хочу, чтобы С. начала эту сцену,

чувствуя, ощущая, думая

так, как в этой же ситуации много лет назад.

И не будет никаких воспоминаний

о годах, что прошли после этого.

Так что С. может быть маленькой девочкой,

счастливо играющей

во что-то давно забытое.

И теперь вы можете двинуться назад, в прошлое,

и войти в него.

(Пауза)

[В это время дети С. как раз играют возле офиса, во дворе дома Эриксона, так что мы можем слышать их смех и негромкий шум их голосов.]

Р: Вы предлагаете эти истории болезни, пока пациентка находится в трансе, чтобы она могла учиться по ассоциации; они научаются опосредованно идентифицироваться с этой историей болезни и, как правило, поступают сходным образом.

Э: Да, здесь у нее была некоторая возрастная регрессия, содержавшая какие-то фантазии ее детства или какие-то желания ее взрослого состояния и какие-то черты реальности.

Голос терапевта во внутреннем c "Голос терапевта во внутреннем"переживании пациента

В моем голосе вы можете слышать

шепот ветра,

шорох листьев.

(Пауза)

И затем он станет голосом какого-то соседа,

взрослого друга, родственника, кого-то знакомого.

Р: Здесь вы сливаете свой голос с ее внутренним переживанием.

Э: Совершенно верно. Как сливать свой голос с внутренним переживанием пациента? Вы используете слова, которым вас научила обычная жизнь: “шепчущий ветер”. Со всеми нами бывало, что мы слышали шепот.

Р: Так что это вводит вас в ассоциативный контакт с чем-то шепчущим и близким.

Э: И близким.

Э: Я не прошу ее делать что-то, чего она не хочет — это может быть друг, родственник, любой знакомый.

Восстановление забытых воспоминаний: искажение времени

Вы по ходу действия что-то скажете,

давно забытое,

что теперь вспомнили.

(Пауза)

Очень счастливое воспоминание.

И вы вспомните затем следующий год,

и еще год,

и еще год,

и как быстро проходит время…

Э: Что значит “по ходу действия”?

Р: Это может быть любое время.

Э: Совершенно верно.

Р: Вы пытаетесь устранить какую-то специфическую амнезию? Вы делаете усилие, чтобы она восстановила забытые воспоминания?

Э: Да.

Р: Этой последней фразой вы ей добавляете возможность искажения времени?

Э: Да.

Ратификация возрастной регрессииc "Ратификация возрастной регрессии"

И ты растешь,

(Пауза)

становясь большой девочкой.

Э: Это ратифицирует регрессию, потому что она может быть взрослой теперь, только если она была перед этим маленькой.

Р: Даже если это было на долю секунды, просто проблеск раннего воспоминания, она сейчас ратифицирует его, неважно, как долго это длилось.

Фокусирование и сопровождение пациента: слова с общим и конкретным значением

И когда-нибудь ты встретишь какого-нибудь незнакомца,

и ты сможешь рассказать ему об этом.

И, когда ты встретишь этого незнакомца,

ты расскажешь ему

о том прекрасном пейзаже.

Э: Каждая женщина имеет такое прошлое, когда ей хотелось встретить незнакомца.

Р: Здесь вы делаете ударение на конкретную мотивацию.

Э: Но определять ее не надо, вы все еще позволяете ей самой находить определение.

Р: Вы подключились к очень интимному каналу ее психики, не просто банальной или общей реальности. Эта общая реальность, которую, как вам известно, имела каждая женщина и, тем не менее, каждая женщина имеет конкретный опыт с незнакомцем. Вы ничем не рискуете, когда предлагаете общую категорию “незнакомец”, но это вызовет конкретное воспоминание у каждой женщины.

Э: Здесь существует общая проблема для начинающего терапевта. Вы направляете пациента по определенной цепи ассоциаций, но они движутся по своим собственным каналам мысли и часто оставляют терапевта на мели далеко позади. Тогда пациент приходит в ярость, потому что терапевт пытается вломиться во что-то, и вломиться не так, как надо. Он не использовал слов, которые позволяют ему сопровождать пациента. Чтобы сделать это, мы используем слова, которые имеют и общее и в то же время очень конкретное личное значение. Каждая женщина хочет встретить незнакомца в девичестве, в подростковые годы, в начале зрелости, незнакомца, который в конце концов станет кем-то весьма конкретным — ее возлюбленным, ее мужем.

Р: Эти слова и с общим, и с конкретно личным значением позволяют вам направить и сопровождать пациентов в очень личные ассоциации, несмотря на то, что вы можете не знать наверняка, что именно они испытывают.

Ратификация возрастной регрессииc "Ратификация возрастной регрессии"

И вот, продвигаясь,

проходишь через годы,

пока не доходишь до октября 1972 года.

Э: Вы просите пациента продвигаться во времени от А к В, а затем к С, это ратифицирует то, что годы от А до С были реальными. Поэтому, в некотором роде, вы ратифицируете регрессию.

Обусловленное внушениеc "Обусловленное внушение"

И когда дойдете, когда доберетесь до нужного дня,

(Пауза)

вы очнетесь

с полной памятью.

Р: Добавляя условие, что она очнется от транса, когда достигнет сегодняшнего дня, вы вновь ратифицируете тот факт, что она, должно быть, побывала в прошлом, раз приходится продвигаться к настоящему, чтобы проснуться. Вообще, вы стараетесь ассоциировать свои внушения с любым неизбежным поведением, которое вот-вот произойдет. Один из ваших любимых примеров — “не входите в транс (внушенное поведение) пока не сядете глубоко в этом кресле” (неизбежно, если пациент подходит к этому креслу). Каждой матери доводилось говорить: “Закрой дверь (внушенное поведение), когда будешь выходить!” (неизбежно, если Джонни подходит к двери).

Диссоциативная двойная связка для амнезииc "Диссоциативная двойная связка для амнезии"

Вы будете сознавать,

что использовался гипноз,

вы не будете помнить, как вы входили в транс.

Нет необходимости помнить, как вы входили в транс.

(Пауза)

Р: Это, по-видимому, простая диссоциативная двойная связка, для того чтобы вызвать амнезию. Вы диссоциируете воспоминания о том, как она входила в транс, от его нормального контекста: “Вы поймете, что использовался гипноз”. Затем вы подкрепляете диссоциацию, говоря, “нет необходимости помнить, как вы входили в транс”.

Постгипнотическое внушение для амнезии

С: М-м. [Она меняет положение тела, слегка прикасаясь к своему лицу и т.д.]

Э: Как вы думаете, вы сегодня утром можете войти в транс?

С: А?

Э: Как вы думаете, вы сегодня утром можете войти в транс?

С: Ага, наверное, я вошла. Думаю ли я, что снова могу?

Э: М-м?

С: Ага, думаю, могу.

Р: Когда она спрашивает: “Думаю ли я, что снова могу?”, это значит, она понимает, что только что была в трансе. Поэтому ваше постгипнотическое внушение забыть, что только что использовался гипноз, не подействовало.

Э: На самом-то деле подействовало. Она только сейчас “понимает”, что был транс. Вы можете понять, что был вчерашний день, но не что вы вчера делали.

Р: Амнезия может относиться ко многим вещам, которые мы делали вчера, даже если вы понимаете, что вчерашний день был. Поэтому припоминается общая категория состояния транса, но не обязательно конкретное содержание. Она следует вашему внушению абсолютно буквально, когда вы сказали в последнем разделе, что она может “понимать, что использовался гипноз… вы не будете помнить, как входили в транс”. Есть тонкая, но очень реальная разница между “пониманием” и “припоминанием”. Вы не даете себе труда проверять амнезию на этом этапе, поскольку она все еще так близко к трансу, что могла бы построить ассоциативные мостики к нему и, тем самым, уничтожить возможность выполнить ваше внушение об амнезии.

Э: Совершенно верно.

Вопросы для поиска проблемыc "Вопросы для поиска проблемы"

Э: Какие всплывают воспоминания?

С: Как я была в Мэне, у океана, смотрела морских звезд и все такое.

Э: В Мэне?

С: Ага, мой дядя, ловец омаров, просил меня на следующее утро встать в шесть часов, чтобы пойти с ним на берег.

Э: Ну хорошо, так что произошло этим утром?

С: Наверное, я вернулась к той сцене, когда мне было двенадцать лет.

Э: Что значит “ты вернулась”?

С: Ну, наверное, я ее вспомнила.

Э: Какого ты была роста?

С: Пять футов и один дюйм или два.

Э: Что ты сказала дяде?

С: Ой, он не очень-то разговаривал. Я тогда встала рано утром и ходила туда с ним.

Э: Ты уже проснулась?

Р: Почему вы задаете здесь все эти конкретные вопросы?

Э: В терапии конкретные вопросы задаются, когда вы не знаете, в чем проблема пациента. Я исследую, я открываю много разных аспектов.

Р: Понятно. Может быть, с этим воспоминанием ассоциируется эмоциональная проблема.

Э: Да, если здесь есть проблема, некоторые из этих вопросов могут дать ей возможность поговорить о ней. Здесь она просто принимает их за обычные вопросы.

Амнезия путем отвлеченияc "Амнезия путем отвлечения"

С: [смеется] Я… я думаю, да.

Э: Как вы входили в транс этим утром?

С: Ну, вы взяли меня за руку или как-то.

Э: Что значит “или как-то”?

С: Ну, я никогда не знаю, что вы делаете. Да, вы взяли мою руку и смотрели на меня.

Э: Это самое лучшее описание, которое вы можете дать?

Э: Задавая ей эти вопросы, я также способствую амнезии.

Р: Как? Вы хотите сказать, что спросить ее, как она входила в транс, это отвлечение или маловажная деталь, которая на самом деле поможет ей забыть, что происходило в трансе?

Э: Да, это отвлечение. Когда она так не уверена, что говорит “или как-то”, это показывает, что ее память сокращается.

Р: Говоря: “Я никогда не знаю, что вы делаете”, она признает успех вашей техники замешательства и то, как ее сознательное восприятие от этого ограничивается.

Явление затуманивания

С: Да, по-моему, так, я этих вещей не знаю. Я смотрела на вас, но меня смутило, что я смотрю, поэтому я смотрела на волосы у вас на макушке. Затем все стало затуманиваться.

Э: Объясните, что затуманилось.

С: Ну, как-то все становится туманным, облачным или мутным, не совсем сфокусированным. Как будто все на расстоянии, как возле океана бывает, туманно. Вы не можете сосредоточиться на какой-то точке больше… может, это вновь вызвало ту сцену потому, что это выглядит как туман над океаном… на минуту все было искажено, как вот в том стекле бывает.

[С. вновь показывает на неровно вырезанный кусок стекла на письменном столе Эриксона, который он часто использует как точку фиксации при наведении гипноза.]

Все искажено и вытянуто.

Э: Который час?

С: К несчастью, я только что смотрела, сейчас десять минут одиннадцатого, но мне казалось, что это было дольше.

Р: Это сообщение о затуманивании является классическим признаком гипноза в старой литературе, и я недавно узнал, что цыганки обычно видят туман или облака в своих хрустальных шарах, как раз перед видением. Вы описывали это как характерный белый фон, который субъекты наблюдают во время “остановившегося видения” в глубоком трансе (Erickson, 1967). Что это затуманивание значит?

Э: Туман появляется, когда вы начинаете отходить от внешней реальности, это способ скрыть реальность. Он заставляет вас почувствовать, что вы одни, точно так же как вы ощущаете одиночество, когда гуляете в туманный день.

Вопрос с двойной связкой, чтобы начать косвенное наведение трансаc "чтобы начать косвенное наведение транса"

Э: Вы думаете, вы уже проснулись?

С: Ну, я чувствую некоторое отдаление, но мне кажется, что в основном я чувствую, что уже проснулась, не знаю. Да, проснулась.

Р: Она уже давно проснулась, а сейчас вы начинаете набрасывать тень сомнения на ее состояние бодрствования своим вопросом с двойной связкой.

Э: Совершенно верно.

Р: “Отдаленное” ощущение, которое она сразу же описывает, — это, конечно, первое указание, что начинается еще один транс.

Э: Входить в транс, это как “уходить”, потому что вы начинаете удаляться от внешней реальности.

Наведение левитации руки: диссоциация через импликациюc "диссоциация через импликацию"

Э: Теперь обратите внимание на правую руку.

(Пауза)

Ваша правая рука может захотеть подняться.

(Пауза)

Она начинает дрожать и двигаться вверх

к вашему лицу.

[Рука С. действительно начинает левитацию в направлении лица].

(Пауза)

Когда ваша рука касается вашего лица,

вы можете глубоко вздохнуть

и глубоко уснуть,

и не сможете опустить руку.

Э: Видите, она смотрит на руку, а где остальное?

Р: Импликация такая, что она потеряла остальное свое тело. Так, что это вызывает диссоциацию, а диссоциация является характеристикой транса. Поэтому, как только подобное начинает происходить, возникает состояние транса.

Э: Но не следует настойчиво говорить: “Прекратите видеть свое остальное тело”.

Р: Что вызвало бы типичный ответ: “Я не могу”. Вы внушаете диссоциацию только через импликацию.

Внушения, охватывающие все возможности  c "Внушения, охватывающие все возможности"в рамках одного класса реакций: c "в рамках одного класса реакций:"использование субъективных переживанийc "использование субъективных переживаний"

Ваша рука будет чувствовать себя вполне удобно

расслабленной,

или может потерять всякую чувствительность,

или может слегка одеревенеть.

Такое ощущение, что это не ваша рука.

Я бы хотел, чтобы вы заинтересовались, как этой рукой управлять.

[Пауза, в то время как рука С. зависла перед ее лицом.]

Р: Здесь вы предлагаете ей множество различных возможностей того, каковы будут ее личные переживания, пока она держит руку возле лица. Это позволяет ей использовать любые субъективные средства, которые у нее есть, для проведения в жизнь вашего внушения. Вы помогаете прямому внушению, “не сможете опустить вашу руку”, используя все (или кажется, что все) возможности субъективного опыта, чтобы его подкрепить. Вы превращаете то, что иначе могло бы быть скучным и утомительным заданием, в интересный случай самоисследования.

Каталепсия: импликация и косвенное внушение c "Каталепсия: импликация и косвенное внушение"с целью исследования человеческих возможностейc "с целью исследования человеческих возможностей"

Конечно,

что-то случилось с вашей левой рукой,

и это останется,

и когда вы проснетесь,

то вы обнаружите, что утратили

всякий контроль над своей правой рукой.

(Пауза)

И я хочу, чтобы вам стало любопытно,

что за диссоциация произошла с вашей правой рукой —

природа и характер ее, —

поскольку каждый справляется с этой ситуацией

немного по-разному.

(Пауза)

Ваша рука останется неподвижной.

Р: Вы заметили, как что-то случилось с ее левой рукой, или это было косвенное внушение?

Э: Я на самом деле говорю ей: “Пусть что-нибудь произойдет с вашей левой рукой”. Имплицитно подразумевается, что эта рука будет вести себя так же, как правая. При этом предполагается, что клиентка не знает, что произошло с ее левой рукой.

Р: Этот косвенный способ подавать внушение углубляет транс.

Э: Он всегда углубляет транс. Трудность в случае с С. для меня состоит в том, что у нее есть интеллектуальное желание сохранить свои знания, для того чтобы потом использовать их при работе с ее собственными пациентами.

Р: В этом заключается трудность, потому что вы предпочли бы, чтобы ее сознание было не так активно. Вы предпочли бы увидеть, как ее индивидуальные особенности будут проявляться спонтанным образом.

Э: Она должна выяснить свои отличия, и она не может спорить по этому поводу.

Р: Изумительно! Вы используете импликацию как косвенную форму внушения, чтобы задействовать поведение, которое поможет ей использовать ее индивидуальные особенности в обращении с этой ситуацией. Вы на самом деле не манипулируете ею и не контролируете ее. Скорее, вы предлагаете внушение таким образом, что ее собственные уникальные возможности реагирования проявляются самым удивительным и информативным образом для вас обоих. Даже в то время, когда вы делаете ее руку неподвижной, создавая, казалось бы, традиционную форму каталепсии, вы на самом деле оставляете место для исследования человеческих возможностей. В действительности именно этот субъективный процесс, при помощи которого она делает свою руку неподвижной, раскроет, имеет ли она скрытый талант к анестезии (“она может потерять всякую чувствительность”), комфорту, ригидности, идеосенсорным реакциям (“чувство одеревенения”) или чему-нибудь еще.

Постгипнотическое внушение,  c "Постгипнотическое внушение,"обусловленное пробуждением

И я могу сосчитать в обратном порядке от двадцати до одного так, как только я захочу.

На счете “один” вы проснетесь, а ваша рука нет.

(Пауза)

Двадцать, пятнадцать, десять, пять, четыре, три, два, один.

Р: Вы часто ассоциативно привязываете пробуждение к постгипнотическим внушениям. Это еще одна форма обусловленного внушения, при которой неизбежное поведение — пробуждение — обусловливается постгипнотическим внушением “ваша рука не [проснется]”.

Постгипнотическая анальгезия от двух взаимоподкрепляющих внушений

С: М-м. [Смеется, когда замечает, что ее правая рука неподвижно замерла напротив лица. Она поднимает левую руку и трет ею правую ладонь.]

Э: Почему вы ее трете?

С: Потому что она онемела.

Р: Легко не заметить это “онемение”, анальгезию, которая выражена неприметно тем, как она невзначай потерла ладонь. Ваш вопрос по этому поводу заставляет ее признать, что рука на самом деле онемела. Таким образом, она следует вашему очень осторожному внушению возможной анальгезии, которое вы применили ранее в вашем “внушении, охватывающем все возможности определенного класса реакций”. Эта постгипнотическая анальгезия является также следствием диссоциации, имплицированной во внушениях, которые вы дали в связи с пробуждением: “При счете “один” вы проснетесь, а ваша рука нет”. Это прекрасный пример того, как вы даете два или более взаимоподкрепляющих внушения, чтобы подкрепить один процесс.

Вопросы для косвенного наведения трансаc "Вопросы для косвенного наведения транса"

Э: Что теперь происходит с вашей левой рукой?

С: Правая рука все еще плохо двигается.

Э: Что-то происходит с вашей левой рукой.

С: [Смеется, когда замечает, что ее левая рука начинает плохо двигаться и застывает.]

Р: В этот момент она явно проснулась, но когда вы задаете свой вопрос, он косвенно наводит еще один транс?

Э: Да.

Р: Это прекрасный способ навести транс косвенным образом так, что С. даже не узнает, что наводится транс. Вы просто задаете невинный вопрос о том, что происходит с ее левой рукой, в ответ она невольно фокусирует внимание на левой руке. Ваш вопрос фактически является имплицированным внушением того, что что-то произойдет, и когда что-то действительно происходит (движение ли это, осознание ощущения или еще что-то), оно является показателем начинающейся диссоциации (поскольку это, по-видимому, происходит само собой, без сознательного волевого усилия субъекта). Диссоциация, конечно, является одной из основных черт состояния транса.

Э: И субъект знает, что это сделал он. Не говорите субъекту: “Сделай то, сделай это”, многие терапевты указывают пациентам, о чем думать и что чувствовать, это совершенно неправильно.

Р: Более эффективно наводить транс таким образом, чтобы пациент мог знать, что это он сделал.

Удивление для подкрепления транса

Э: Это вас удивляет?

С: В ней правда чуть-чуть покалывает.

Э: Этот вопрос также является утверждением.

Р: Вы подкрепляете “удивление” и имплицитно — состояние замешательства, так что …

Э: …подкрепляется транс!

Составное внушение для диссоциацииc "Составное внушение для диссоциации"

Э: Это произойдет, и у вас не будет контроля над тем, что происходит.

С: Я не помню, как вы говорили мне об этом хоть что-нибудь, поэтому я не знаю, что должно произойти. [Постепенно становится ясно, что ее левая рука застывает неподвижно.]

Э: [Обращаясь к Р.] Вы, может быть, имеете представление о том, что происходит [постепенно становится очевидным, что ее левая рука обездвиживается.]

Р: Это составное внушение, которое очень типично для вашего стиля. Трюизм в первой части — “это произойдет” — открывает последовательность принятия, которая облегчает принятие вашего сильного директивного внушения во второй части — “у вас не будет контроля над тем, что происходит”. Небрежность, с которой вы это сказали, была настолько обезоруживающей, что в тот момент я даже не понял, что вы делаете сильное внушение, рассчитанное на диссоциацию.

Каталепсия и анальгезияc "Каталепсия и анальгезия"

С: Ну, ощущение довольно странное, как будто моя рука чувствует, что она засыпает или что-то подобное. Я сама не уверена, но, по-моему, моя левая рука тоже немножечко немеет.

Э: Теперь попытайтесь понять, что же происходит, чтобы мы могли определить, что с той рукой.

С: Ну, она немножко онемела.

Э: Что-то еще происходит.

С: Ну, она немножко и двигается тоже.

Э: [Обращаясь к Р.] На самом деле то, что она двигается в этот момент, является формой сопротивления.

(Пауза)

Р: Ваше внушение, что “она не будет иметь контроля над тем, что происходит”, начинает развитие замешательства, каталепсию и, в конце концов, ассоциированную анестезию.

Э: (Обращаясь к Р.) В конце и впрямь есть косвенное внушение, что что-то происходит.

Р: Понятно, ваши замечания, обращенные ко мне, — это на самом деле косвенные внушения ей.



Страница сформирована за 0.61 сек
SQL запросов: 191